casino siteleri
quixproc.com deneme bonusu veren siteler
porno
betticket
deneme bonusu veren siteler
deneme bonusu veren siteler
royalbeto.com betwildw.com aalobet.com trendbet giriş megaparibet.com
en iyi casino siteleri
deneme bonusu veren siteler
deneme bonusu veren siteler casino siteleri
casibom
deneme bonusu veren siteler
deneme bonusu veren siteler
beylikduzu escort
Z-Library single login

Алексей Голубев. Я видел Солженицына (4 года не вместе)

 Алексей Голубев. Я видел Солженицына (4 года не вместе)

Алексей Голубев,
корреспондент «Эха Москвы»

Я видел Солженицына (4 года не вместе)

(Эхо Москвы. Блоги. URL: http://echo.msk.ru/blog/al_golubev/915584-echo/#)

 

03 августа 2012, 12:03

Я мечтал взять интервью у Солженицына. Еще задолго до поступления в институт я представлял, как стану журналистом, буду работать в авторитетном СМИ и однажды получу возможность с ним встретиться.

Может быть, он даже примет меня в своем доме? в Троице-Лыкове? И мы сядем у него на веранде, и я начну задавать вопросы, такие вопросы, что вообще… А он будет говорить, говорить. Главное — успеть, ведь он уже все-таки не пионер…

Впрочем, что именно спросить, я не знал. Все казалось пошлым и ненужным. Как нам, Александр Исаевич, обустроить Россию?..

Так или иначе, мечтаниям этим не суждено было сбыться — Солженицын умер. Он сделал это в 2008 году, третьего августа.

Я был поражен. Нет, я знал, конечно, что в 89 лет люди могут умирать, я знал, что он болел. Но в ночь со второго на третье мне приснилось, что Солженицын умер, и с утра я рассказал об этом своим близким. А третьего числа, поздно вечером, он умер по-настоящему.

Вы можете мне не верить, я и сам этому уже не верю. Но каждое третье августа, в день своего рождения, я думаю о смерти Солженицына и о том, что бы я у него спросил, если б мы все-таки встретились.

До сих пор не могу придумать.

Я в Советском Союзе не жил, поэтому «открывать глаза» мне было не на что. Ныкать затертые перепечатанные томики под матрасом мне тоже не приходилось: вот он, на папиной полке стоит, бери и читай.

Однако Солженицын полностью перевернул мое сознание, мировоззрение; за чтением в метро я проезжал свои станции и даже впал во что-то наподобие депрессии, «Архипелаг» для юношеской психики оказался тяжеловат.

В голове один за другим возникали вопросы. Зачастую совсем простые, по-детски чистые и наивные: а почему же в новой России до сих пор существует коммунистическая партия? А отчего коммунизм до сих пор не приравняли к фашизму? а я бы выдержал пытку на Лубянке?

На лекциях по литературе замечательный профессор булгаковед Всеволод Сахаров говорил нам: наследие Солженицына во многом переоценено, его язык чудовищен, претенциозен, сюжет неоправданно затянут.

Как так!? Не может быть! Я был взбешен! кровь вскипела, еще немного, и я бы бросился на Всеволода Ивановича с кулаками. Что это вы такое говорите, профессор? — закричал я.

Спустя какое-то время, взявшись за «Красное колесо», я понял, о чем говорил покойный Сахаров. Однако этот массивный, и при этом незаконченный, труд в 10 томов поистине бесценен. Солженицын проделал невероятную работу по сбору документов, свидетельств, публикаций в прессе. Не могу понять, как он уловил и так досконально транслировал дыхание, атмосферу той, дореволюционной России, в которой не жил.

Минувшая зима в Москве стала одной большой цитатой из «Колеса», перечитываешь и диву даешься. Все про это уже было сказано, написано. «Белое кольцо?» Красное кольцо!

И все-таки я его увидел, один раз. Пришел к нему с цветами. Народу в академии наук было совсем немного, жиденькая очередь да репортеры. Наклонился ко гробу и хотел сказать «спасибо» (чего спасибо-то? не знаю), но не смог открыть рот и остолбенел. Положил цветы и убежал, а потом как зарыдал…

«Почьиму ви сиводнья сьюда пришли», — спрашивал иностранный корреспондент девицу из толпы. «Мне… мне понравился Иван Денисович!»

Да, мне тоже, мне тоже очень понравился.

Солженицын перенял у Толстого мотив учительства, наставления. Но пока, наверное, его уроки у нас усваиваются не слишком хорошо. Вот карта Москвы. Чтобы попасть на улицу Солженицына, идите по переулку Маяковского, сверните на улицу Марксистская и после Товарищеского переулка поверните направо.

Если прогуляетесь по Солженицына, то упретесь в улицу Добровольческую, бывшую некогда Хивой.

Да, да, да… не это главное, конечно. И мне, честное слово, не хотелось бы заканчивать на такой ноте. Вот, мол, как все плохо.

Россия и Солженицын 4 года не вместе. Александр Исаевич, я очень вас люблю. И знаете что? Спасибо!