casino siteleri
quixproc.com deneme bonusu veren siteler
porno
betticket
deneme bonusu veren siteler
royalbeto.com betwildw.com aalobet.com trendbet giriş megaparibet.com
en iyi casino siteleri
deneme bonusu veren siteler
deneme bonusu veren siteler casino siteleri
beylikduzu escort
Z-Library single login
deneme bonusu veren siteler deneme bonusu veren siteler
deneme bonusu
bostancı escort kadıköy escort ataşehir escort
BDSM XXX Mistress treats her sub boy to a blowjob Indian Desi Aunty XXX Hardly Sex MMS Video Xxx hot tamil village couple hot fuck hindi porn
venüsbet
Deneme bonusu veren siteler
casino
https://casinolevantsikayet.com/
bonus veren siteler
deneme bonusu veren siteler

Наталия Солженицына, Андрей Немзер. Ежегодный альманах «Солженицынские тетради»

 Наталия Солженицына, Андрей Немзер. Ежегодный альманах «Солженицынские тетради»

Наталия Солженицына,
Андрей Немзер

Ежегодный альманах «Солженицынские тетради»

Беседу вели Майя Пешкова и Ксения Ларина
(Эхо Москвы. 2012. 16 декабря. URL: http://echo.msk.ru/programs/kazino/968138-echo)

 

 

К. ЛАРИНА: Мы начинаем программу «Книжное казино». Здесь в студии ведущие передачи Ксения Ларина, Майя Пешкова. Майя, приветствую тебя.

 

М. ПЕШКОВА: Здравствуйте.

 

К. ЛАРИНА: И в нашей студии гости. Наталия Солженицына — президент русского общественного фонда А. Солженицына. Здравствуйте, Наталия Дмитриевна.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Добрый день.

 

К. ЛАРИНА: И литературный критик Андрей Немзер. Андрей, приветствую.

 

А. НЕМЗЕР: Здравствуйте.

 

К. ЛАРИНА: Повод для нашей встречи — это выпуск альманаха «Солженицынские тетради», редактором этой книжки был как раз Андрей.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Был и будет.

 

К. ЛАРИНА: Это первый том.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Первый выпуск.

 

К. ЛАРИНА: Сейчас мы будем подробнее про эту книгу говорить, она у нас главная. Но у нас сегодня еще есть книги, давайте мы про них скажем.

 

М. ПЕШКОВА: Я попрошу Наталию Дмитриевну представить те книги, на презентации которых я имела честь быть. Это не слово «презентация», это слово «отчет», который можно взять в скобки, это ежегодно в день рождения Александра Исаевича в Доме русского зарубежья собираются его читатели и почитатели. И там эти книги были представлены, о них хорошо и интересно рассказывали.

 

К. ЛАРИНА: Подождите. Я вижу, здесь есть Иван Денисович, главный герой, поскольку юбилей-то у него.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Эти книги были главные именно в этом смысле, что они представляли 50-летний юбилей первой публикации. А вообще, отчет был об очень многих книгах, изданных в 2012 году. Вот эти книги — это, действительно, наш труд, наша любовь, наши старания. Мне кажется, они удались, без ложной скромности скажу. Книги эти изданы усилиями отдела по изучению наследия Солженицына, который существует года два. Инициативе этого же отдела принадлежат и «Солженицынские тетради», и этот же отдел пригласил Андрея Семеновича в качестве главного редактора. Большая книга, которая называется «Ивану Денисовичу» — полвека», это републикации наиболее значительных статей «про и контра» об «Одном дне Ивана Денисовича» за 50 лет. Естественно, плотность отзывов первых лет была больше.

 

К. ЛАРИНА: Т.е. со дня первой публикации. Обалдеть.

 

А. НЕМЗЕР: Собственно говоря, раньше, поскольку там есть внутренние рецензии.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Которые Твардовский собирал у больших титанов.

 

А. НЕМЗЕР: И у Корнея Ивановича Чуковского…

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Да. У Маршака, у Эренбурга, который не написал, но тем не менее. В общем, вот это такие републикации, которые, конечно, будучи собраны вместе, просто полезны: полезны учителям, полезны всем, кто интересуется. А эта книга — это маленькая жемчужина, называется она «Дорогой Иван Денисович».

 

К. ЛАРИНА: Похоже на начало письма.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Это так и есть. Не только же Хрущев не знал, как зовут Александра Исаевича, жал ему руку и говорил: «Здравствуйте, Иван Денисович», ему и многие люди писали так.

 

К. ЛАРИНА: Как реальному человеку.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Да. Некоторые чуть-чуть играя, понимая, что он не Иван Денисович, а другие, попроще, таких тоже было много… Вот эта книга замечательна тем, что здесь почти все материалы, 95% никогда не публиковались, это впервые опубликованные письма читателей разного свойства: бывших зеков, просто читателей, читателей литературных и, напротив, совсем далеких от литературы, бывших фронтовиков, которые писали Твардовскому: «У вас в журнале напечатана повесть и написан автор — Александр Солженицын. У меня был такой командир батареи. Скажите, пожалуйста, это он или не он, свяжите меня с ним». Целый раздел таких писем. Это чтение невероятно увлекательное. Письма все короткие, легче читать. Нам удалось это к 50-летию сделать.

 

К. ЛАРИНА: Прежде чем мы пойдем дальше, я задам первый вопрос для наших слушателей, потому что наша задача сегодня — не только представить, но и проиграть всё это богатство. Первый вопрос. В каком году Солженицын был удостоен Нобелевской премии по литературе. Такие вопросы мы называем «Кубок Яндекса». Милости просим, присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545. Мы назовем еще книжки. Там, конечно, присутствует сама повесть «Один день Ивана Денисовича» отдельным изданием.

 

М. ПЕШКОВА: Издательство «Азбука» выпустило эту книгу. Так же мне бы сегодня хотелось хотя бы немного поговорить о собрании сочинений. Сегодня мы разыгрываем «Раковый корпус».

 

К. ЛАРИНА: Давайте мы перейдем к альманаху, «Солженицынским тетрадям». Что это за жанр?

 

А. НЕМЗЕР: Жанр вполне традиционный. Как есть «Временник Пушкинской комиссии», как есть периодически выходящий «Достоевский. Исследования и материалы», лермонтовские тома такие были в свое время. Совершенно понятно, что если образовался отдел, в котором работают заинтересованные, серьезные люди, то им хочется и свою работу представить, и привлечь — как с Пушкиным, с некрасовским ежегодником — привлечь сторонних, формально сторонних авторов, чтобы была постоянно выходящая книга (мы надеемся, что это будет ежегодник), в котором подводятся какие-то итоги и суммируется сделанное. А название материала и исследования, тоже глубоко традиционное, фиксирует две составляющие.

Первая, наверное, более важная дли широкого круга, это публикации из наследия Солженицына. Хотя 30-томное собрание сочинений осуществляется, даже и оно всего не покроет. В первом нашем томе два этюда из «Литературной коллекции» Александра Исаевича. Что такое «Литературная коллекция», напомню слушателям. Это раздумья, выписки о разных писателях и разных сочинениях. Они публиковались при жизни Александра Исаевича, он отдавал их в «Новый мир». Список этих публикаций предваряет во вступительном слове Наталия Дмитриевна, поэтому кто не помнит, посмотрит, сможет найти этюды старые Александра Исаевича, прежде публиковавшиеся, о Тынянове, о Самойлове, об Андрее Белом, о Леониде Бородине.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Всех не перечислите, потому что их было 23, уже опубликованных.

 

К. ЛАРИНА: Это такие эссе, да?

 

А. НЕМЗЕР: Они разные.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Сам он называю очерки.

 

А. НЕМЗЕР: Вот. Я не люблю жанровой определенности, они очень разные. В нашем первом выпуске два таких этюда, очерка, эссе. Один о Лескове. Это очень интересный, очень рабочий текст. Видно, как Солженицын читал, как он сам удивляется, как он себя оспоривает, что он предполагал найти одно, а находит другое. Там замечательные выписки. В данном случае тут хорошо совпало, потому что есть эта публикация, а в статейном разделе есть, на мой взгляд, очень яркая работа Ирины Евгеньевны Мелентьевой, как раз сотрудника отдела, о Солженицыне, читающем Лескова, так и называется — «Солженицын читает Лескова». Ирина Евгеньевна смотрела пометы в библиотеке, она работала с теми томами, которые читал Александр Исаевич, что он подчеркивал. Мы привыкли к тому, что это же делалось с Пушкинской библиотекой, хорошо известно, большие работы есть с кругом чтения Достоевского. Конечно, мы только начинаем. Но это очень яркая статья. Замечательный, трогательный, меня захвативший доклад, когда я его слушал. Статья, на мой взгляд, оказалась еще лучше. Доклад интересно обсуждался. Вот это один сюжет.

А второй сюжет — о Викторе Петровиче Астафьеве, и он тоже зарифмован. Потому что один из разделов нашей «тетради» — это раздело о Солженицынской премии, о литературной премии Александра Солженицына, одним из последних лауреатов которой — увы, посмертно — был Виктор Петрович. Когда премия была объявлена, там звучали фрагменты из этого текста, который теперь можно прочесть целиком. Писатели читают не так, как читаем мы, обычные читатели, не так, как читаем мы, критики истории литературы. У них особое зрение, иногда совершенно непредсказуемое. Я уверен, что знакомство со всеми фрагментами «Литературной коллекции» важно. Я уверен, что эти два очерка по-настоящему хорошо заинтригуют, удивят. Это не то, что ждет средний человек. Это очень интересно, хотя местами неожиданно и местами царапающее.

 

К. ЛАРИНА: Я назову наших победителей, чтобы нам успеть задать следующий вопрос, а потом продолжим дальше изучать первую «Солженицынскую тетрадь». ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Год 1970-й — именно в этом году Солженицын был удостоен Нобелевской премии по литературе. Задаю следующий вопрос, как раз касающийся повести «Раковый корпус». В каком городе разворачивается действие этого произведения «Раковый корпус»? Я у Немзера отобрала книжку, чтобы хотя бы посмотреть содержание. Я так понимаю и нашим слушателям объясняю, что здесь не только произведения самого Александра Исаевича. Здесь и круглые столы, и споры, и исследования литературоведов, критиков, здесь я даже вижу про спектакль. Есть про победителей на сцене Малого театра.

 

А. НЕМЗЕР: Да, это Борис Николаевич Любимов, он был на семинаре…

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Он заведовал литчастью Малого театра, он был инициатор.

 

К. ЛАРИНА: А как формируется вся структура книга.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Это вопрос к Андрею Семеновичу.

 

А. НЕМЗЕР: Садишься и формируешь.

 

К. ЛАРИНА: Там есть какие-то каноны?

 

А. НЕМЗЕР: Я же говорю, разделы в такого рода изданиях вполне традиционные. Первый раздел — это публикации, про две из них мы сказали. Есть еще третья и, на мой взгляд, тоже чрезвычайно захватывающая. Это фрагменты переписки Александра Исаевича и Лидией Корнеевной Чуковской. И мало чего я так жду от нашего книгопроизводства во всех смыслах, как публикации этой переписки.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Долго будете ждать, Андрей Семенович, потому что печатать это пока нельзя, эта выборка, здесь обрублены те линии, которым еще не пришло время. Вообще, раньше правила хорошего тона требовали, чтобы переписка издавалась не раньше, чем через 20-25, а то и 50 лет после смерти авторов. Теперь это всё, конечно, ускорилось. Александра Исаевича нет 4,5 года, Лидии Корнеевны дольше, и мы с Еленой Цезаревной Чуковской решили, что мы можем публиковать какую-то часть.

 

К. ЛАРИНА: А почему, Наталия Дмитриевна? Там еще люди живые.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Потому что еще живые люди.

 

А. НЕМЗЕР: Живые близкие люди.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Оба корреспондента — и Александр Исаевич, и Лидия Корнеевна в особенности были люди темперамента жгучего, не слишком выбирали выражения…

 

А. НЕМЗЕР: Вообще, письмо интимное — это же не публичная статья, — то, что мы позволяем себе в письмах и в устном общении…

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Это особая переписка. Она тянулась с момента их знакомства в 1965-66 году, но до высылки Александра Исаевича это были в основном записочки. Он часто останавливался у них на Тверской, приходил, оставлял какие-то записочки. Это первая часть, она тоже будет опубликована, в ней нет решительно ничего, что бы кого-нибудь задело, но там комментарии будут длиннее, чем сами письма, потому что ничего не понятно. Старались так писать, что если нагрянет ГБ, то и ГБ бы ничего не поняло. Наивно, но пытались. А вот разгар переписки — это высылка Александра Исаевича.

Вот нас изгнали, и в 1974 году сразу вслед за нами полетели разными путями сначала открытой почтой, а потом в ноябре 1974 года ее полностью обрубили. Так и называется раздел — «Открытую почту нам Москва обрубила в оба конца», это цитата из одного из писем. Эта переписка была в высшей степени интенсивно, потом она несколько затихла, когда наступили совсем темные времена, в разгар афганской войны.

Корреспонденты и журналисты, которые возили письма, боялись возить. Мы жили в Америке, американцы не главные джигиты в этом плане, скандинавы несравненно больше. И потом она постепенно сходила на нет, хвост был, когда мы уже вернулись сюда и можно было просто придти в гости, не обязательно было писать письма. Вот эта средняя часть, мы из нее взяли только маленькую часть. Это небольшая часть переписки. Но я присоединяюсь к Андрею Семеновичу с эпитетом «захватывающая». Она именно захватывающая.

 

А. НЕМЗЕР: Это редкостный случай удивительного понимания друг друга, понимания, отнюдь не подразумевающего полного согласия.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Там сплошной спор.

 

А. НЕМЗЕР: Там идет сплошной спор. Но на очень высоком интеллектуальном уровне и на очень высоком человеческом уровне, когда интересует суть дела, когда есть взаимное доверие и некоторый, если хотите, кроме прочего жизненный учебник — вот как себя вести, как строить свои отношения. Мы же люди не такого масштаба.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: При любви, но несогласии.

 

А. НЕМЗЕР: Это редкостное чувство. Я не могу не напомнить о том, что за последнее время были изданы две очень важных книги переписки, два других эпистолярных корпуса, связанных с Лидией Корнеевной, переписка с Алексеем Ивановичем Пантелеевым, совсем недавно, и несколько раньше переписка с Самойловым.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: И с отцом.

 

А. НЕМЗЕР: Господи, слона не приметил. И с Корнеем Ивановичем. И все эти книги совершенно замечательные. Видно, насколько разные собеседники у Лидии Корнеевны, и как она умеет разных людей слышать и стимулирует слышание ее. Я все-таки надеюсь, что этот корпус расширится. Но и тот, что есть, необычайно хорош. Я перестал быть литературным критиком. Пока был, очень боялся отвечать на вопрос — что бы почитать. Вот здесь я решительно говорю, что почитать эту переписку стоит, и это будет интересно очень разным людям, а не только историкам литературы.

 

К. ЛАРИНА: Я уже дождалась новой порции наших победителей, которые правильно ответили на вопрос, в каком городе разворачивается действие «Ракового корпуса». В Ташкенте.

 

А. НЕМЗЕР: А вовсе не в Алма-Ате. Эту ошибку я видел в нескольких литературоведческих работах.

 

К. ЛАРИНА: ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Я задаю следующий вопрос. Какое общее название дал Солженицын своим лирическим миниатюрам в прозе? Отвечаем на смс +7-985-970-4545. После новостей мы продолжим наш разговор. Сегодня мы вместе с Наталией Дмитриевной Солженицыной и с Андреем Немзером представляем главное блюдо нашей программы — это «Солженицынские тетради. Материалы и исследования», это первая тетрадка. Надеюсь, что сегодня наши гости расскажут, что планируют публиковать в следующей. А через новости вернемся в передачу.

 

НОВОСТИ

 

К. ЛАРИНА: Возвращаемся в программу «Книжное казино». Я хочу назвать имена наших победителей, которые правильно ответили на вопрос, какое общее название дал Солженицын своим лирическим миниатюрам в прозе. «Крохотки». ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Напомню, что сегодня мы говорим о «Солженицынских тетрадях», представляем первую тетрадь, первую книжку. Там есть и картинки, для тех, кто интересуется. Я посмотрела, там есть фотографии и личных вещей, и рукописей. Это тоже не случайные же публикации, Наталия Дмитриевна?

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Не случайные. Это раздел «Хроника», который описывает выставку, которая была в Женеве, в музее рукописей Мартина Бодмера, она была пять месяцев прошлого лета, была очень посещаема, вызвала массу положительных отзывов. Там замечательное экспозиционное пространство, замечательные специалисты, сам музей совершенно уникальный. Мы надеемся, что подобную выставку, не меньшую, чем была в Женеве, мы устроим в будущем году в Музее имени Пушкина, так мы уже договорились с Ириной Александровной Антоновой. Так что наш читатель и просто любой человек сможет посмотреть «Архипелаг Гулаг», бесценная рукопись, которая 20 лет пролежала в земле в Эстонии и была возвращена автору, когда мы вернулись. И много замечательных рукописей и вещей.

 

К. ЛАРИНА: Я задаю следующий вопрос для наших слушателей. Какую пьесу Солженицына планировал поставить театр «Современник» в 1963 году? Присылайте ваши ответы на смс +7-985-970-4545. А есть ли какое-нибудь отдельное издание или исследование, посвященное именно экранизациям и сценическим версиям произведений Солженицына?

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Нет. Насколько мне известно, над такой книгой работает Людмила Ивановна Сараскина «Солженицын в искусстве». Там, наверное, речь идет не только о театре и кино, но в основном об этом. Пока не существует.

 

А. НЕМЗЕР: Книги не существует, но те, кого этот сюжет занимает, им, конечно, очень отрадно будет прочесть статью Бориса Николаевича Любимова, там очень органично соединяется живое человеческое участие в сюжете, он работал в Малом театре, был одним из инициаторов этой постановки, и опыт очень тонкого, как мы знаем, специалиста…

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Не только театрального.

 

А. НЕМЗЕР: Я очень хорошо помню этот спектакль. Помню свою неожиданную радость тогда. Потому что к пьесе у меня было не вполне такое отношение, а спектакль был совершенно замечательный. Здесь показано, как он рос изнутри, и интерпретация уже дана. Я хочу вернуться к вопросу о картинках. Потому что, кроме цветной вклейки, есть и иллюстрации по ходу дела. Прежде всего это тоже рукописи, страницы рукописей «Литературной коллекции». Мы приблизительно увидеть характер работы. Почерк, организации текста на бумаге тоже что-то о писателе говорит. Это воспроизведено содержание легендарного номера «Нового мира». Есть статья Эндрю Вахтеля, американского исследователя, о контексте, в котором появилась повесть «Один день Ивана Денисовича», там это называлось повестью, в строго журнальном контексте. Можно посмотреть на это содержание въяве. Этот сюжет с иллюстрациями напомнил мне об очень простой вещи, что мы не назвали тех, кто не менее причастен к этой книге. Мы не сказали, что она вышла в издательстве «Русский путь», как и том писем к Ивану Денисовичу, и сочинения про Ивана Денисовича. Это сделало издательство «Русский путь», явив большое тщание, и полиграфическая культура тут вполне на уровне.

 

М. ПЕШКОВА: Позвольте спросить, почему вы не включили фотографию Астафьева и Солженицына? Потому что она слишком популярная?

 

А. НЕМЗЕР: Майя Лазаревна, я не знаю. Наверное, потому что никто не посоветовал.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Эта книга, здесь почти всё неизвестное. А фотография Солженицына и Астафьева широко известна, для этого не надо выпускать специальную книгу.

 

А. НЕМЗЕР: Сосредоточенность была на новом.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Вообще, мне кажется, в представлении Андрея Семеновича недостаточно прозвучало то, что во мне трепещет, дрожит, радуется и замирает сердце. Осталось у Александра Исаевича очень много еще не опубликованного, не оконченного, либо огромнейший корпус переписки. И передо мной стоял вопрос, поскольку мне было завещано опубликовать всё, что нужно опубликовать, где это делать. И это были довольно мучительные размышления, потому что у меня было только два выхода — либо «Новый мир», которому Александр Исаевич никогда не изменял, но в котором он сам перестал печататься последние 4 года. Отношения всегда были хорошие, но просто перестал печататься, как-то ему казалось, что это всё тонет в довольно аморфном месиве. В общем, перестал. Можно было возобновить — в другой журнал я не могла бы пойти — или начать что-то отдельное. Обсуждали мы с Андреем Семеновичем и решили, что, пожалуй, Солженицын заслуживает отдельного издания, первый раздел в котором так и будет называться — «Публикуется впервые. Из наследия Солженицына». Это будут вещи, которые еще никогда не публиковались, они будут сначала появляться на страницах «тетрадей». Но это не единственные первые публикации. Фактически вся книга — первые публикации, все эти статьи или доклады, они тоже появляются впервые. Хроника — это понятно.

 

А. НЕМЗЕР: Хроника — это хроника.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Отдел «Литературная премия», здесь он дан со всей историей этой премии, т.е. все наши предыдущие лауреаты, формулировки, как она зарождалась, как она была задумана, вся информация, и наших последних два лауреата со всеми речами. Я должна сказать, что наша премия несколько отличается от других премий обязательностью, фактически продолжает традицию литературных обедов, которые когда-то были. Это не обед, в конце всего лишь фуршет, но жюри берет на себя обязательства представить нашего лауреата достаточно развернуто и глубоко. А кроме того, оно требует от лауреата ответного слова, которое не может быть «спасибо большое» и «как моя мама в штате Теннеси радуется»…

 

К. ЛАРИНА: Текст программный, как нобелевская речь.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Задумано это было в Стокгольме, когда Александр Исаевич получал Нобелевскую премию. Он мне сказал: «А вот учредить бы нам когда-нибудь такую свою премию». Всегда будут печататься все эти речи в этом разделе. А вот, Андрей Семенович, мне кажется, у нас еще замечательный раздел, где всегда будет всё новое, это раздел «Архивные находки».

 

А. НЕМЗЕР: Да, раздел «Архивные находки», здесь всё сошлось, повезло, и Галина Андреевна Тюрина нашла совершенно замечательный сюжет. Когда Александр Исаевич с «Иваном Денисовичем» были выдвинуты на Ленинскую премию, то это вызвало понятную общественную реакцию. Шла напряженная борьба, и не только «про», но и было очень много «контра». Наш сюжет, конечно, про защиту. И вот Галина Андреевна нашла письмо, которое отправил в комитет по Ленинским премиям Юрий Михайлович Лотман.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Я только вставлю, что Галина Андреевна Тюрина — это заведующая отделом по исследованию творчества Солженицына.

 

А. НЕМЗЕР: Воспроизводится это письмо, замечательно интересное, потому что, с одной стороны, там соблюдены правила советской риторики, а с другой стороны, Юрий Михайлович был большим человеком и умел одновременно и какие-то свои очень важные мысли проговорить. Те, кто представляют Лотмана, очень его здесь узнают. А вокруг этого выстроен сюжет об отношениях Солженицына и Лотмана, их встречи, воспроизводится фрагмент из поздних так называемых не мемуаров, которые Юрий Михайлович уже в свои последние годы надиктовывал. Это как раз было напечатано, но напечатано в достаточно специальных изданиях, поэтому лишним не будет, и воспроизводятся титульные листы тех двух изданий — блоковского сборника и трудов по русской и славянской филологии, которые Юрий Михайлович посылал Александру Исаевичу.

 

К. ЛАРИНА: Не могу не процитировать шокирующие строки, которые многих удивят. «Произведения Солженицына, — пишет Лотман, — воспринимается как произведение глубоко партийное, органически связанное со смелым ленинским курсом нашего ЦК, пронизано пафосом утверждения ленинского отношения к человеку».

 

А. НЕМЗЕР: Совершенно верно. Не знаю, Ксюша, как ты в 64 году про Ленина думала…

 

К. ЛАРИНА: В 64-м году он обо мне думал.

 

А. НЕМЗЕР: Я, например, тоже не очень об этом размышлял. Это очень сложная сочетание тогдашнего языка, с одной стороны, тогдашних иллюзий, с другой стороны. Конечно, у Лотмана был не солженицынский опыт. Это был опыт иного плана. Но от того большие смыслы никуда не уходят.

 

К. ЛАРИНА: А получил «Иван Денисович» (неразборчиво)?

 

А. НЕМЗЕР: Конечно, нет.

 

К. ЛАРИНА: Не убедил.

 

А. НЕМЗЕР: Юрий Михайлович и его апелляция к эстонскому крестьянству, чрезвычайно важная в этой игре, как-то не убедили. И много кто не убедил. Про всё это хорошо у Александра Исаевича написано в книге «Бодался теленок с дубом».

 

К. ЛАРИНА: Давайте я назову наших победителей, которые правильно ответили на вопрос про спектакль «Олень и Шалашовка», который должен был быть в «Современнике» в 1963 году, а состоялся, по-моему, в 94-м во МХАТе, Олег Николаевич Ефремов ставил.

 

А. НЕМЗЕР: В 95-м.

 

К. ЛАРИНА: ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. И последний вопрос к нашим слушателям. Как звали бригадира, под началом которого работал Иван Денисович, герой повести Солженицына?

 

А. НЕМЗЕР: Пожалуйста, имя, отчество и фамилию. Сокращенно не принимаем.

 

К. ЛАРИНА: Должны успеть сказать несколько слов о планах по поводу следующей «тетрадки». У вас есть уже какие-то мысли?

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Надо еще сказать по поводу последнего раздела, который называется «Архивные находки», там может быть необычайно богатое поле для исследователей в поисках материала. Хотя материалов самого Солженицына в архивах лежит очень немного, но материалов, связанных с Солженицыным, огромное количество. В частности, архив «Нового мира», который был арестован и перевезен в 70-м или в 71-м году в ЦГАЛИ (нынче РГАЛИ), он не тронут, он просто лежит. Там сокровища, в том числе связанные с Солженицыным. Мы черпнули только совсем чуть-чуть. Так что приходите, изучайте, печатайтесь у нас.

 

А. НЕМЗЕР: И в Пушкинском доме материалы есть. Вообще, планировать архивные находки не надо.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Я просто говорю, что это огромные богатства, в которых можно черпать и черпать.

 

А. НЕМЗЕР: Что касается статейного раздела, то семинар работает, на семинаре звучали доклады в последние месяцы, не всё вошло. Семинар будет продолжать работу. Круг исследователей известен.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Андрей Семенович, я так предполагала, что мы его расширим на наших зарубежных коллег, которые изучали Солженицына все эти годы, когда здесь это было невозможно. Там солженицыноведение стоит на прочных ногах, а у нас оно только начинает. Понятно почему — он был запрещен. Я говорю, что писать в стол свои собственные сочинения вполне возможно, мы знаем таких примеров очень много — тот же Солженицын, тот же Шаламов, — когда не можешь не писать. Но писать критику в стол, Андрей Семенович, как вы считаете, возможно? Мне кажется, нет.

 

А. НЕМЗЕР: Я сейчас мучительно размышляю, знаем ли мы такие примеры.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: Скорее нет.

 

А. НЕМЗЕР: В общем, случаи были. Белинков книгу об Олеше писал.

 

Н. СОЛЖЕНИЦЫНА: И Синявский тоже «Голос из хора» писал. Как бы то ни было, растут и молодые исследователи. Мы только что как раз с Галиной Тюриной были в Рязани, буквально на прошлой неделе. Две вещи там поразили. Во-первых, в Рязанским университете есть профессор, который ведет спецкурс Солженицына. У него замечательные молодые девушки, которые доложили свои работы на очень хорошем уровне, просто поразительно. Кроме того, в Рязани было — поскольку сегодня речь о «Крохотках» — большое событие, меня потрясшее, хотя я почти с самого начала участник этого события, но его сценическая форма меня потрясла. Филиппенко читает «Крохотки», а Алексей Уткин со своим «Эрмитажем» играют прелюдию Шостаковича в его собственном переложении.

 

К. ЛАРИНА: Мы, к сожалению, должны заканчивать программу. Дорогие друзья, вы поняли, что мы сегодня представляли главную книжку сегодняшнюю — это «Солженицынские тетради. Материалы и исследования», первая тетрадь вышла.

 

А. НЕМЗЕР: В издательстве «Русский путь».

 

К. ЛАРИНА: Я благодарю наших гостей — Наталию Дмитриевну Солженицыну и Андрея Немзера. Программу провели Ксения Ларина, Майя Пешкова. Спасибо вам.